Заметки на полях №17. Карандаш, золото и Стивен Фрай

На полях появились три заметки: две обнаружила при переводе книг, а одну — вечернего шоу.

Карандаш

Работала над книгой о красках Farrow & Ball, посвящённой работе с цветом при отделке помещений. В предисловии одна из авторов, профессиональный колорист, рассказывала, с чего началась её любовь к цветам. Уже в детстве ей нравилось перекладывать карандаши в коробке и пробовать разные сочетания:

However, as a child, I did spend an inordinate amount of time rearranging my set of Caran d’Ache crayons to see how different colour combinations worked.

Я обратила внимание на название Caran d’Ache: в голове щёлкнуло, и я заключила, что именно отсюда и взялись русские карандаши. Не стала разбираться и жила с этой мыслью до тех пор, пока в телеграм-канале «Этимология каждый день» не появилась заметка с версиями происхождения слова. Их две: 1) от тюрк. кара (чёрный) + даш (камень); 2) от тюрк. калам (тростниковое перо) и даш (камень). Это подтверждают и три этимологических словаря.

Но почему швейцарская компания Caran d’Ache называется именно так? Вряд ли из-за любви к тюркским языкам. Оказывается, основатель компании Арнольд Швейцер был большим поклонником художника-карикатуриста Эммануэля Пуаре (или Эммануила Яковлевича Пуаре, если по-нашему, ведь родился он в Москве). А Пуаре подписывал свои работы псевдонимом Caran d’Ache — словом «карандаш», переделанным на французский манер.

Удивительно, куда порой может завести лингвистическое «расследование». (Если вам вспомнился советский клоун Карандаш, то неслучайно — мне кажется, здесь тоже есть какая-то связь).

Золото, ладан и мирра

Библейские отсылки можно встретить где угодно. Одна попалась мне в книге по основам мыловарения. Да-да! В названии «Golden Frankincense and Myrrh Soap», его советуют дарить на Рождество. И это логично, ведь золото, ладан и мирра (или смирна) — это дары волхвов. В мыле, к слову, за золото отвечает молотая куркума, а за ладан и мирру — соответствующие эфирные масла.

Стивен Фрай

В шоу Грэма Нортона пришёл Стивен Фрай и рассказал любопытную историю о том, как озвучивал книги о Гарри Поттере. В «Узнике Азкабана» ему встретилась фраза «Harry pocketed it», которую никак не получилось произнести правильно (попробуйте сами и расскажите, какая по счёту попытка оказалось удачной). В обеденный перерыв Стивен позвонил Джоан Роулинг и спросил, может ли он заменить это предложение на «Harry put it in his pocket». Писательница не только отказала ему, но и вставила «Harry pocketed it» в четыре последующие книги. Оцените уровень и тонкость троллинга (если это слово вообще здесь уместно). И послушайте, как об этом рассказывает сам Стивен Фрай (отрезок 22:40—24:01).

Поделиться
Отправить
Популярное